Про лучший русский сериал

19 лет назад страна подсела на «Улицы Разбитых Фонарей». Как так вышло?

Только миллениал, избалованный продукцией Netflix и облагороженными городскими парками, станет спорить с тем, что «Улицы Разбитых Фонарей» — это грандиозный монумент сложнейшей эпохе, а не какая-то рарная деревенская параша, с которой начались все эти бесконечные «Менты», «Литейные» и «Глухари». В девяностые людям нечасто приходилось сталкиваться с порядочными милиционерами (да, гораздо реже, чем сейчас), поэтому сериал про «хороших ментов» сразу стал популярным. Чувство защищенности приходилось подпитывать теликом, и это, конечно, страшно. А смешно стало гораздо позже.

Первый сезон «Улиц Разбитых Фонарей» был шедевром. Как и положено, это выяснилось только много лет спустя. Сценарии для 25 эпизодов написал бывший начальник отдела по раскрытию умышленных убийств Кировского РУВД Санкт-Петербурга Андрей Кивинов, что обеспечило высочайший уровень достоверности.

Но после жирного старта качество всех последующих сезонов стремительно ухудшалось и достигло днища, под которым оказался еще и погреб. Когда крышка погреба распахнулась, оттуда выскочили веселые и пританцовывающие Оскар Кучера и Лера Кудрявцева. Настоящие «Улицы Разбитых Фонарей» умерли задолго до этого исторического момента.

Обычно отсутствие вменяемых денег на производство сериала гарантирует получение второсортного продукта. С «Улицами Разбитых Фонарей» произошло иначе — нехватка средств привела к тому, что сериал получился чрезвычайно реалистичным.
Милиционеры безнадежно бухают, закусывая заветренными огурцами, и работают в жутких условиях. Их крохотная комната в отделении обставлена каким-то хламом вместо мебели, а до места преступления они добираются на метро (потому что ведомственный УАЗик вечно не на ходу). Про внешний вид героев даже вспоминать стыдно. Скорее всего, актеры снимались в своих собственных бесформенных куртках и свитерах, купленных задешево где-то в глубинах популярных вьетнамских рынков.

Улицы Разбитых Фонарей - Дукалис и Ларин

Во всей этой галерее вопиющей бедности крылся особый шарм. Об этом мы тоже догадались сильно позже, когда сами получили доступ к магазинам с нормальной одеждой, алкоголем и прочим. Герои сериала выглядели и вели себя ровно так же, как те, кто его смотрел — то есть были в целом хорошими людьми с правильными принципами, но вынужденными как-то жить и крутиться в сложной реальности. В результате само слово «менты» на какое-то время приобрело теплый оттенок, вследствие чего и закрепилось в названии сериала. Если бы сериал был государственным заказом (хм) с четкой целью изменить имидж милиции в лучшую сторону, авторам идеи можно было бы аплодировать стоя.

Если отбросить весь вышеизложенный пафос, то на руках остается вот что: фактурный русский процедурал с харизматичными персонажами, наивным, но в то же время крутым ситуационным юмором (его там правда хватает) и прекрасной музыкой Андрея Сигле, создающей особую атмосферу аутентичной питерской тоски.

Такого в этой стране больше не делают.

Хотя попытки продолжаются — какой там по счету идет сезон новых «Фонарей»?..

Напомни друзьям про Ларина, Дукалиса и Казанову:

Есть, что добавить?